Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 7

Очень важный источник пополнения президентского фонда — продажа оружия. БССР была едва ли не самой милитаризованной частью СССР. Беларусь от распродажи огромных военных арсеналов получила миллиарды долларов. Так, по информации из зарубежных источников, только в 2000 году страна от продажи оружия получила около 1 млрд долларов, что равнялось примерно 20% госбюджета. Причем эти оружейные сделки конца 90-х – начала 2000-х сопровождались постоянными скандалами: то продали США секретный противоракетный комплекс С-300, что вызвало возмущение в России; то толканули неисправные вертолеты Перу; также регулярно всплывала информация о продаже оружия вопреки международным санкциям (например, Ираку при Саддаме Хусейне).

Тот факт, что деньги от торговли оружием идут не в государственную казну, признал в 2007 году министр финансов Беларуси Николай Корбут, отвечая в парламенте на вопросы депутатов.

В 2003 году Михаил Подоляк неизвестный автор под псевдонимом Владимир Матикевич опубликовал художественно-документальную книгу «Нашествие», посвящённую деятельности Александра Лукашенко. В ней опубликован в том числе документ, якобы являющийся оперативным донесением управления военной контрразведки КГБ Беларуси № 040/1090. Сам документ скорее всего фейковый, но позволяет дать хотя бы общее представление о том, как осуществлялись поставки белорусского оружия всяким интересным странам.

«…Поставки оружия в Афганистан и арабским экстремистам только за 2001 г. оцениваются в 600 млн. долларов. Нами исследована и методика контрабандной доставки вооружений из Беларуси в Кабул. Оружие загружается на военном аэродроме в Мачулищах и доставляется в Таджикистан. Оплата за товар осуществляется либо наличными деньгами, либо наркотиками. Так, 15 апреля 2001 года из Таджикистана прибыл военно-транспортный самолет ИЛ-76 МД, на борту которого находились контейнеры с надписью «Дрожжи». Груз сопровождали люди, одетые в форму вооруженных сил России. Груз, перегруженный в крытые военные «КРАЗы», убыл в неизвестном направлении. Контролировал погрузочно-разгрузочные работы представитель Совета безопасности РБ. По нашим данным в контейнерах находились наркотические вещества.

Осуществив дозаправку, самолет был загружен различной военной техникой: минометы, автоматы, 25 тысяч мин. Самолет взял курс на Душанбе.

Командир корабля Сергей Денисенко, бывший штурман белорусской компании «Трансавиаэкспорт». Борт приземлился на военной базе под Душанбе. Груз встречал один из руководителей иракской разведки Фарук Хиджози, являющийся главным посредником в сделках между талибами и продавцом. Доставленное в Таджикистан оружие (таких полетов в 2001 году было 5) переправляется в Афганистан уже на самолетах Виктора Бута, бывшего офицера витебской авиадивизии. Поставки осуществлялись Северному Альянсу. Бут был лично знаком с Ахмат Шах Масудом.

Илья Варламов на фоне кабины одного из двух сбитых в Могадишо белорусских Илов, принадлежавших компании Трансавиаэкпорт

Одновременно оружие поставлялось и талибам. Но схема здесь действовала другая. Белорусское оружие транспортными самолетами доставлялось в Болгарию, оттуда в Объединенные Арабские Эмираты. В ОАЭ оружие перегружалось на самолеты компании «Дельфин» и «Санта Круз Империал», которые принадлежат шейху Абдулле бен Занда, партнеру Бута. Деньги за поставленное оружие легализуются в Беларусь через различные предприятия, контролируемые высшими должностными лицами как частный капитал. Недавние заявления Лукашенко об инвестициях со стороны некой частной компании, находящейся на территории ОАЭ, есть прикрытие акта отмывания денег.

Была разработана еще одна схема доставки оружия талибам. Самая изощренная. В ней задействован Шейман и бывший секретарь совбеза Украины Марчук. По договоренности с ним контрабандисты арендуют грузовые АНы с украинскими регистрационными номерами. Самолеты, загруженные белорусскими вооружениями, стартуют все с того же военного аэродрома Мачулищи в Африку, в одну из невоюющих стран – Танзанию либо Конго. Оттуда оружие попадает в Судан, где «Белтехэкспорт» (белорусская фирма, занимающаяся продажей оружия) имеет свою перевалочную базу. На нее были поставлены 300 грузовиков из Беларуси.

Оружие из Судана попадает в Кению и на Филиппины, а затем на самолетах Бута отправляется в Афганистан талибам. Таким образом, группой во главе с бывшим секретарем совбеза Украины Марчуком и бывшим секретарем совбеза Беларуси в течение 2001 года было поставлено талибам 200 танков Т55 и Т62.

Вырученные от продажи оружия деньги возвращаются хозяевам по очень сложной схеме. Наши сотрудники проследили этот путь.

Оперативным путем установлено, что на военный аэродром в Мачулищах ночью с 24 до 1 часа ночи два раза в месяц прилетает самолет. Два человека из состава пилотов считают и актируют привезенные с собой мешки с деньгами. После пересчета утром они садятся в «фольксваген-бус» и по трассе Слуцк-Минск направляются в головной офис «Белтехэкспорта». Машина выезжает через военный КПП. Боясь утечки информации, организаторы двигались по трассе без охраны. Пилоты никогда не меняются. В эти дни служба безопасности Президента в рамках так называемых учебных тревог блокирует все подъезды и выезды к трассе, а также саму трассу Слуцк-Минск. Все происходит так, как в случае передвижения главного объекта…»

Владимир Пефтиев

С торговлей оружием неразрывно связано имя владельца компании «Белтехэкспорт», бизнесмена Владимира Пефтиева, который в составленном сайтом Ежедневник в 2011 году рейтинге самых богатых предпринимателей Беларуси занял первое место.

Впервые имя Пефтиева и его компании громко прозвучало после выборов первого президента Беларуси, в 1994 году. Пефтиева считали одним из основных спонсоров премьер-министра Вячеслава Кебича, поэтому это не могло пройти мимо главного борца с коррупцией и соперника Кебича на выборах — Александра Лукашенко. Он обещал наказать непонятных торговцев белорусским оружием.

Одним из продавцов вооружения с белорусских складов была в то время компания Пефтиева «Белтехэкспорт». История не сохранила подробности того, как молодому человеку, родившемуся в Бердянске на Украине, удалось получить благословение белорусских властей на распродажу оружия. СП «ЗАО «Белтехэкспорт»» в январе 1993 года учредило Авиационно-аналитический центр Министерства обороны, Белорусское оптико-механическое объединение и СП «СЕН», директором которого и был Пефтиев. Партнером по СП был бизнесмен из Польши, который помогал доставлять в Беларусь ширпотреб и искать покупателей оружия за рубежом. Но потом Пефтиев с польским партнером разругался, и это несколько осложнило его жизнь.

Владимир Пефтиев

Говорят, что покровительство Кебича объяснялось тем, что Пефтиев взял на работу кого-то из близких родственников премьер-министра. Так это или нет, сказать трудно, но доподлинно известно, что сейчас в одной из компаний Пефтиева трудится на руководящей должности жена старшего сына президента — Лилия Лукашенко.

Победа на президентских выборах Александра Лукашенко едва не перечеркнула карьеру Пефтиева. После выборов все контракты «Белтехэкспорта» были на несколько месяцев заморожены. Тогда Пефтиеву первый раз пришлось уехать из страны, и довольно долго в Минске он не появлялся. Однако постепенно Владимир Пефтиев сумел найти общий язык с новой властью и вернулся в игру. Лукашенко ведь тоже нуждался в опытном продавце оружия.

В Беларуси очень долго было четыре спецэкспортера оружия, имевших соответствующие лицензии Совета безопасности: «Белтехэкспорт» Пефтиева, «Белспецвнештехника», «Белвнешпромсервис» и «Беларусьинторг». Пока советского оружия было много, хватало всем, но к началу 2000-х большую часть запасов распродали и между торговцами начались войны.

У Владимира Пефтиева к тому времени был надежный покровитель — глава Совета безопасности, «серый кардинал» президента Виктор Шейман. Случайно или нет, когда Шейман в 2002-2003 годах был генеральным прокурором страны, началось масштабное уголовное преследование троих из четырех спецэкспортеров. В тюрьму на длительные сроки попали гендиректор «Белвнешпромсервиса» Андрон (получил 12 лет), гендиректор «Беларусьинторга» Громик, его заместитель Губский и советник Фалько (получили от 4 до 6 лет), были арестованы руководящие работники «Белспецвнештехники», а гендиректор компании Иван Колесников во время командировки на Кубу странно погиб, упав с балкона отеля.

В результате «Беларусьинторг» закрыли, «Белвнешпромсервис» занимается только продукцией двойного назначения, но не оружием, «Белспецвнештехника» утратила позиции на рынке. Не тронули только Владимира Пефтиева с его «Белтехэкспортом». Хотя ему, на всякий случай, опять пришлось уехать подальше от Минска. Тем не менее, он сумел и сохранить свой бизнес, и предложить высокопоставленным чиновникам новые услуги.

Только после того как сайт WikiLeaks обнародовал документы американского Госдепартамента, стало известно о том, что до середины 2000-х годов Пефтиев проживал на Мальте и в Минске американские дипломаты его зафиксировали только в начале 2007 года. В одной из телеграмм в Вашингтон в сентябре 2007 года американское посольство сообщает о недавнем возвращении в Минск «оружейного дилера Лукашенко» из Мальты «вместе с малолетними детьми, которые не говорят по-русски». «Данное обстоятельство может говорить о том, что Лукашенко уже сумел куда-то перевести нечестным образом заработанные деньги», — предполагали американские дипломаты. Они уверены, что на Мальте Пефтиев распоряжался деньгами семьи Лукашенко. «Важный денежный человек для Лукашенко», как говорилось в телеграмме, с Мальты Пефтиев пару раз в год прилетал в Минск, «где прямо в аэропорту его встречали службы безопасности и провожали сразу в резиденцию президента».

В 2008 году бывший торговый советник России на Мальте Сергей Сизов в своей книге «Современная Мальта: не только туризм» выразил особую признательность своему «руководителю и старшему товарищу» Пефтиеву. Почему российский чиновник называет белорусского предпринимателя «руководителем», можно лишь предполагать.

Мальтийские деньги могли уйти в Венесуэлу, а «могли быть просто возвращены в Беларусь». Неизвестно, кто в реальности вложил деньги в приватизацию компании Velcom и другие не такие крупные компании, рассуждали дипломаты, докладывая в Вашингтон.

В середине нулевых Владимир Пефтиев начал активно диверсифицировать бизнес, вкладывая деньги в недвижимость, телекоммуникации. Он был владельцем крупнейшего сотового оператора. Ему принадлежит интернет-провайдер, лотерейная компания «ЗАО «Спорт-пари»» и ликероводочный завод «Аквадив». Но он вновь вовремя не уловил, к кому перемещается центр силы в белорусской власти, и едва не стал жертвой своей привязанности к Виктору Шейману.

Лиозненский стрелок

Годами, особенно после устранения Ивана Титенкова, все самые серьезные вопросы, в том числе и по бизнесу, в Беларуси решали только Лукашенко и Шейман. Влияние последнего трудно было переоценить. За возможность встречи с ним платили большие деньги.

Сумел Шейман протоптать дорожку и в Москву. Ему приписывают теплые и тесные отношения с бывшим главой администрации президента России Сергеем Ивановым, Сергеем Степашиным, Русланом Аушевым и другими политиками и чиновниками рангом ниже.

В случае каких-либо противоречий по конкретным спецоперациям или уголовным делам между секретными структурами Шеймана и официальными органами – прокуратурой, МВД, КГБ или разведкой Минобороны — в абсолютном большинстве случаев всегда определяющей была позиция Шеймана.

О том, чем занимались «секретные специалисты» в погонах в Управлении по защите государственного строя Совбеза (в простонародье – «черная сотня», хотя численность их составляла не менее 200 сотрудников) и в Государственном центре безопасности информации, можно только догадываться.

Нет никаких сомнений, что следили они за всеми без санкций и без прикрытия МВД или КГБ. У этих тайных сотрудников «черной сотни» был целый секретный объект: бывший детский садик  в Минске с охраной по периметру, огромными техническими возможностями и т.д. Многие годы официальным командиром «черной сотни» был полковник Владимир Ткаченко, который в 2006 году погиб в странном ДТП в Минске.

Платил Шейман своим людям хорошо. Зарплаты у него были в среднем раза в 2 выше, чем по системе МВД или КГБ. Формально он откомандировывал сотрудников КГБ, МВД и Минобороны в свои структуры, но уже совершенно с другими зарплатами, потолками званий и другими привилегиями. Должностной оклад даже у самого простого «специалиста» (так у них назывались должности) был как у замначальника Главка МВД или КГБ, плюс премии и прочие бонусы.

Шейман любил поиграть в разведку. Он скрупулезно подходил к анализу информации (несмотря на невероятный объем) и подготовке документов, часто сидел и сам редактировал иногда по 10 раз. Шейман очень многое брал на себя, все серьезные вопросы и дела лично контролировал до мелочей. Учитывая объем его задач, не трудно представить, что у него в приемной всегда находилась толпа народа, люди часами и днями ждали аудиенции и часто уходили ни с чем. Иногда даже его заместители неделями не могли попасть к нему на прием, он просто не считал нужным их принимать. Кроме Лукашенко Шейман вообще никого не воспринимал, все остальные чиновники для него были подозрительным антуражем власти.

Когда у Шеймана был день рождения, то в приемной вообще творилось что-то невероятное, его спешили поздравить и жук, и жаба, но он принимал далеко не всех с поздравлениями, а только тех, кого считал нужным.  Остальные оставляли подарки помощникам и уходили с тяжелыми мыслями.

Отличительным признаком Шеймана, по характеристикам знающих его людей, является отсутствие любых правил и принципов при достижении поставленных целей и задач. О соблюдении законности и говорить не уместно. Он не останавливался ни перед чем, его люди брали в оборот жен, родных и друзей «нужных» людей. Долгое время это приносило желаемый эффект и «под колпаком» у Шеймана находилось абсолютное большинство белорусского истеблишмента, которым он внушал откровенный ужас, тем более, со своей кровавой репутацией.

Долгое время ему удавалось переигрывать всех своих недоброжелателей: сначала был устранен главный конкурент – Иван Титенков, потом – пытавшиеся разобраться в похищениях людей Олег Божелко и Владимир Мацкевич, далее – сменивший Мацкевича, не особо управляемый Леонид Ерин, потом – мутный Урал Латыпов. Следующим в этой очереди оказался глава комитета госконтроля, явный антагонист Анатолий Тозик и многие другие высокопоставленные чиновники Беларуси.

Все это было до тех пор, пока на место «рейхсфюрера СС» не стал претендовать повзрослевший Виктор Александрович Лукашенко со своей «сворой». Атаковать открыто Шеймана они еще не решались. Зато стали бить по партнерам всесильного «серого кардинала», используя других любимчиков президента, например министра внутренних дел и бывшего главного телохранителя — Владимира Наумова, на глазах которого росли.

Вторая теневая

Первую медвежью услугу Шейману оказал назначенный по его протекции глава КГБ, крысолов Степан Сухоренко, которому Шейман поручил разобраться с подозреваемым в коррупции председателем комитета госконтроля Зеноном Ломатем. Но молодчики из КГБ под руководством начальника отдела Совбеза не придумали ничего другого, как просто избить деда, чем вызвали сильное раздражение президента. Продал Сухоренко один из его заместителей, который принес Наумову запись избиения. Тот сразу же отнес ее президенту и, конечно, увидев валявшегося на полу и кричащего от боли старика, тот пришел в ярость и приказал уничтожить зарвавшихся чекистов.

В борьбе с Шейманом объединились Владимир Макей, Виктор Лукашенко и Владимир Наумов. Они убеждают Лукашенко старшего, что подчиненные Шейману секретные спецподразделения в Совбезе и Генпрокуратуре работают неэффективно, и предлагают создать новую структуру – Оперативно-аналитический центр при Президенте (ОАЦ). Однако курировать его работу будет уже не Шейман, а более ответственный и «профессиональный» человек – сам Виктор Александрович, в преданности которого президенту трудно усомниться. В апреле 2008 года Лукашенко, наконец, даёт проекту зелёный свет. Шейман остался с десятком служащих Совета безопасности, который тут же превратился в обычную канцелярию правоохранительных органов.

Одновременно Наумов начинает заваливать президента докладами с компроматом на Шеймана. У того начались скандалы в семье. Он ушел от первой жены к молодой женщине. Сразу же взяли в оборот эту девушку с большими доходами. Ее телефон поставили на прослушку и быстро нарыли материал на серию разоблачительных докладов. Президент поручает разобраться и доложить, Наумов проводит официальную проверку, выводы для Шеймана также не утешительные, однако привлекать его или его молодую жену к уголовной ответственности Лукашенко все же запрещает.

В стан новых «молодых волков» переметнулся и Владимир Пефтиев. Началось всё с того, что в середине нулевых в результате расследования его финансовых махинаций, Пефтиеву пришлось продать свой пакет акций Velcom, а сам он был вынужден в очередной раз бежать из страны. В результате этой истории Пефтиеву стало понятно, что главный его покровитель Виктор Шейман — всё же не способен гарантировать полную, абсолютную безопасность и неприкосновенность. Несмотря на то, что Шейман сумел добиться отставки председателя КГБ Леонида Ерина, главного организатора уголовного дела в отношении компании Velcom, Пефтиев быстро сообразил, что собственные риски необходимо диверсифицировать.

Примерно тогда же ему удалось познакомиться с еще не очень заметным в то время офицером Госкомитета пограничных войск Виктором Александровичем Лукашенко.

Владимир Наумов, Александр Григорьевич и Виктор Александрович

Несколько лет Пефтиев различными способами завоевывал безусловное доверие Виктора Лукашенко, а также его брата Дмитрия, что ему в итоге удалось, и только заручившись поддержкой старших сыновей президента, Пефтиев решил, что прибыльный бизнес в Беларуси можно не только продолжить, но и прилично развить.

Не прерывая на всякий случай деловых отношений с Шейманом, Пефтиев решил осуществлять свои новые бизнес-проекты при покровительстве уже новых друзей — старших сыновей Лукашенко. Одним из основных новых коммерческих направлений было вхождение в качестве крупного игрока на белорусский рынок высоколиквидной недвижимости, а также игорного бизнеса. Для работы в этом направлении в Беларуси было открыто представительство принадлежащей Пефтиеву компании Eastleigh Trading Limited, почему-то названной в честь пригорода английского Саутгемптона и зарегистрированной на Кипре. Для надежности коммерческого успеха в компанию была трудоустроена супруга Виктора Лукашенко Лилия.

Однако в Беларуси даже близость к семье президента не всегда гарантирует полную безопасность. В 2007 году коммерческая деятельность Eastleigh Trading Limited оказалась в центре внимания милиционеров. МВД по приказу Владимира Наумова начало расследование первого в истории Беларуси уголовного дела в отношении преступной группировки, подозреваемой в рейдерских захватах государственной собственности.

«Формальным организатором серии тяжких экономических преступлений с коррупционной составляющей первоначально оказался ничем особо не примечательный коммерсант Яков Бубич, под руководством которого по различным криминальным схемам был осуществлен рейдерский захват многих высоколиквидных объектов недвижимости, в первую очередь в Минске. Но в ходе расследования уголовного дела, оперативное сопровождение которого я лично осуществлял, было установлено, что Бубич являлся не более чем нанятым менеджером — исполнителем прямых указаний и поручений именно Владимира Пефтиева», — поясняет получивший политическое убежище в Европе капитан белорусской милиции Вячеслав Дудкин, одно время бывший правой рукой министра внутренних дел Наумова.

Владимира Пефтиева обвинили в том, что он через подставные фирмы за бесценок хочет приватизировать гостиницу и ресторанный комплекс на площади Независимости, в 100 метрах от зданий Дома правительства и Верховного совета.

Комплекс расположен за сквером возле красного костёла. Минчанам известен как место, где до недавнего времени находился паб «Дрожжи»

Следователи выяснили, что все сделки финансировались за счет «Белтехэкспорта» и белорусского представительства принадлежащей Пефтиеву Eastleigh Trading Limited. Начались аресты подозреваемых. Казалось, что на этот раз Пефтиев уж точно не выкрутится.

Но министр внутренних дел Наумов не учел того факта, что всесильного Виктора Шеймана сменил не менее сильный Виктор Лукашенко, который через своих боевых товарищей по пограничным войскам взял под контроль КГБ и вновь созданную секретную службу «Оперативно-аналитический центр при президенте» (ОАЦ).

Зимой 2009 года произошло открытое столкновение МВД с КГБ. Оперативники КГБ арестовали несколько ключевых фигур в МВД, обвинив их в злоупотреблении должностными полномочиями. Возникло «дело генералов», по которому нескольких высокопоставленных офицеров МВД обвинили в организации незаконной охотничьей базы. МВД не оставалось в долгу — в марте 2009 года в СМИ попала информация о том, что Виктор Лукашенко в порыве гнева в спортивном центре «Минск-арена» выстрелил в человека. Объект гнева сына президента получил серьезное ранение, но врачам удалось его спасти.

Наумов шел напролом в надежде на покровительство и защиту президента, но не рассчитал, что сын всегда ближе любого соратника. Александр Лукашенко занял сторону сына Виктора. Судьба Владимира Наумова была предрешена — в апреле 2009 года Лукашенко отправил его в отставку. Наумов был вынужден бежать в Москву. Отдел по борьбе с коррупцией в органах государственного управления расформировали, многих офицеров отправили в тюрьму. Новым министром внутренних дел был назначен Анатолий Кулешов, но вскоре его сменил человек Виктора Лукашенко, комиссар НКВД Игорь Шуневич. Война силовиков завершилась полной победой Виктора Александровича, который взял под свой контроль весь силовой блок страны.

Виктор Александрович скромно присел между начальником ОАЦ Шпегуном и председателем КГБ Вакульчиком

Что касается Пефтиева, то он выкрутился, хотя и понес потери. Проект застройки участка возле Дома правительства пришлось отложить. К нему вернулись буквально на прошлой неделе. Но после этой неприятной истории Пефтиев смог наконец немного передохнуть: теперь он уже вел дела напрямую с президентом. Летом 2009 года Владимир Пефтиев возглавил Белорусскую теннисную федерацию. Кроме торговли оружием появились новые горизонты. Пефтиев и белорусские чиновники так быстро вошли во вкус со спортлото, что когда в России практически свернули игорный бизнес, в Минске родилась идея создать из страны игорный рай. Компания Пефтиева получила подряд на развитие в Беларуси игорного бизнеса и строила грандиозные планы.

Именно в это время бизнесмен стал появляться на публике. Он сидел рядом с президентом на важном совещании и что-то докладывал. В другой раз радостный появился на церемонии награждения победителей конкурса «Триумф. Героям спорта — 2010». Фотографии с этой церемонии являются чуть ли не единственными четкими изображениями белорусского олигарха.

Но летом 2011 года Европейский союз ввел санкции против белорусских чиновников. Попал под санкции и Владимир Пефтиев вместе с подконтрольными ему компаниями. За бизнесмена вступился Александр Лукашенко, заявив, что инициаторы этого решения — «негодяи и подонки».

Осенью 2011 года Пефтиев направил в Европейский суд иск против решения Совета Евросоюза ввести санкции против него и связанных с ним компаний. Бывший кандидат в президенты Алесь Михалевич, сбежавший от преследования КГБ в Чехию, рассказывал о том, что Пефтиев предлагал 1 млн долларов тем представителям белорусской оппозиции, кто добьется отмены санкций против него.

Разумеется, профессиональные борцы за свободу белорусского народа тут же переключились на борьбу за отмену санкций против компаний Пефтиева. И уже в октябре 2013 года Европейский Союз пересмотрел санкционный список, в котором значились 242 чиновника и бизнесмена и 30 компаний. Было принято решение снять санкции с 13 белорусских чиновников и пяти компаний. По странному стечению обстоятельств все пять компаний принадлежат именно Владимиру Пефтиеву.

А уже в 2015 году французский бюллетень Intelligence online описывал интересные детали, связанные с поставками вооружений ливийскому фельдмаршалу Халифе Хафтару, организованные дуэтом из сербского оружейного барона Слободана Тешича и Владимира Пефтиева. Перевозки осуществляются на самолетах авиакомпании RubyStar, которая аффилирована с «Белтехом», причём в ходе полетов по маршруту Ливия-Беларусь самолеты компании часто садятся в аэропорту Лейпцига, где находятся военные объекты НАТО.

Мать всех спецслужб

4 января 2010 года Лукашенко подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросу усиления борьбы с преступностью», в котором де-юре было освящено то, что де-факто уже активно процветало – созданный в 2008 году Оперативно-аналитический центр при президенте РБ наделялся полноценным правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность на территории Беларуси.

Круг окончательно замкнулся. Семья Лукашенко выстроила идеальную, как им кажется, клановую систему, выкинув за ненадобностью исполнителей-чужаков (Шейман, Латыпов, Наумов, Сиваков, Мясникович, Тозик, Титенков, Журавкова и прочие) и сосредоточив в своих руках два фундаментальных ресурса.

Силовой: ОАЦ – являющийся полноценной «семейной спецслужбой», которая оберегает интересы только Семьи, и которая получила право без согласования с прочими государственными силовыми структурами (прежде всего, судами и прокуратурой) осуществлять любые спецоперации. Вплоть до превентивных арестов, конфискаций, прослушек и тотального слежения.

Финансовый: все более-менее прибыльные белорусские предприятии (преимущественно работающие в металлургическом, мясомолочном, нефтеперерабатывающем, строительном, фармацевтическом, военно-технологическом секторах) имеют так называемые «специальные бухгалтерии» (часть финансовых потоков выведены из общего баланса). Отныне эти «спецбухгалтерии» монопольно контролирует Семья. До этого у каждого из прибыльных предприятий имелся собственный (конкурентный) «смотрящий» – уполномоченный представитель либо МВД, либо КГБ, либо КГК, либо Совбеза. Впрочем, Совбез в свои лучшие «шеймановские» годы часто получал возможность «доить» квоты и всех прочих структур.

С изгнанием последнего «большого смотрящего» Наумова глобальная перестройка всей системы спецслужб Беларуси была завершена. Ранее последовательно были «съедены» тандем Титенков-Лагвинец, семья Журавковой с довеском в виде квартета директоров «Белой Руси», Коноплев, Латыпов, Тозик и Сиваков со своими друзьями-дагестанцами. Затем вскормленный Шейманом крысолов Сухоренко. Чуть позже пришло время и самого Шеймана (некогда грозы всех прочих «смотрящих», который в одно время умудрился даже начать спецразработку Виктора Александровича Л.). Из большой игры были выброшены олигархи Чиж, Пефтиев (сейчас просто платит «четверть с дохода»), присматривающий за Лукашенко от России Мясникович.

Формально ОАЦ создавался для контроля за интернет-сферой, однако реальные задачи у новой спецслужбы куда серьезнее. Во-первых, это максимальная зачистка кулуарной информации. Уничтожение всего того, что по недомыслию или по недосмотру, или по инструкции накопилось в архивах. Всё, что, так или иначе, бросает тень на членов Семьи.

Во-вторых, это резкое увеличение наполняемости собственных закромов. Теперь все теневые деньги идут исключительно в Семейную казну. Раньше часть денег шла непосредственно смотрящим структурам, часть уходила в президентский «общак». Тот же Белорусский металлургический завод через систему своих торговых домов переводил на условные счета Семьи 6,5-7 млн. долларов. Квартально или в полугодие, или же помесячно – зависело от многих факторов, главный из которых «текущая прибыльность».

Всего таких активных и, скажем так, дорогостоящих, хорошо «упакованных» плательщиков – чуть более 70. Пассивных и «дешевых» – более 2000. Частных плательщиков (с небольшим наполнением – до 1 млн. в год) – более 1000.

На каждом привлекательном предприятии сидел куратор (большой человек в больших погонах). Из КГБ. Потом часть кураторов заменили кадры Тозика (КГК). Еще позже во все это влезли орлы Наумова. Где-то рядом бегали курьеры Шеймана, Сухоренко, очень редко Сивакова и Коноплева. Так или иначе, куратор забирал большую долю себе и следил, чтобы еще часть доли шла в общак президента.

Государство — это мы

Заматерев, Виктор Александрович решил сменить всех кураторов и сделаться базовым «смотрящим» по кураторам. Кто был не согласен – ломали и выбрасывали. Дольше всех сопротивлялся Наумов, который считал себя членом команды Лукашенко-младшего. Сбежав в Москву, Наумов добавил немало пикантных деталей в «единый рассказ» о том, как происходит сбор Кассы (раньше – для смотрящих кураторов и Семьи, сейчас – только для Семьи).

Среди многочисленных и весьма красноречивых пассажей можно выделить такой: «у каждого директора есть такой себе специальный зам, который и контролирует теневую кассу предприятия и все его Торговые дома. Торговые дома – это эффективные прокладки для проводки денег по двум, трем, четырем разным счетам. Напрямую никто и никогда ничего не продает. У этого зама все реальные документы на руках. Реальная бухгалтерия. Все данные по доходности каждой сделки. Там полный расклад – через кого продают, фамилии контрагентов, когда и куда идут платежи. Этот зам больше похож на дополнительного финансового директора. Без заноса в трудовую книжку. Иногда этот зам знает куда больше, чем главный бухгалтер предприятия или сам генеральный директор».

Президентская перестройка белорусских спецслужб среди прочего затевалась и для вполне конкретной цели (помимо того, чтобы ослабить страх Лукашенко перед КГБ). ОАЦ под неформальным водительством Виктора Александровича начал скоропостижно и жестко менять этих самых «спец замов». Или даже не так – менять начал лично Лукашенко-сын (ОАЦ в то время только задумывался). И сразу же столкнулся с мощным противодействием со стороны старых «кураторских» структур.

Вот так незамысловато и началась большая война силовиков за право «курировать» прибыльные предприятия. Война длилась около семи лет. И жертвами этой войны стали многие ключевые фигуры. А по её итогу в Беларуси осталась только одна полноценная спецслужба. Оперативно-аналитический центр.

Как оказалось, идея с созданием ОАЦ полностью себя оправдала. Этим решением Лукашенко одновременно решил несколько стратегических задач. Поставил точку в войне силовиков, зачистив всех прочих. Окончательно разгромил КГБ, превратив в низовую структуру по сбору оперативной информации. Обрезал «хвосты» (зачистил информацию). Убрал лишних свидетелей (закрыл им уши и глаза). Обеспечил тишину на так называемый период «ухода» (когда клан Лукашенко попытается вывести из Беларуси все свои активы).

ОАЦ – это нынче мозг клана Лукашенко. Мозг Семьи. КГБ вернулось на первые роли в выполнении оперативно-розыскных функций. МВД вернули на улицы, к самой грязной работе – бить оппонентов, пугать, стоять живым щитом во время акций протеста. Другими словами, МВД – пушечное мясо, КГБ – мальчики на побегушках, КГК – страшилка для директоров. А что Шейман и его Совбез?

El amigo de Bielorrusia

3 июля 2008 года во время празднования дня независимости в Минске прогремел взрыв, в результате которого пострадали 54 человека. Это событие, произошедшее в разгар войны силовиков, послужило предлогом для снятия Виктора Шеймана с должности руководителя Совета безопасности.

Шейман был вынужден на некоторое время оставить внутренние дела и сосредоточиться на Венесуэле, отношения с которой в это время как раз начали стремительно развиваться. С 2006 года Шейман возглавлял белорусско-венесуэльскую комиссию высокого уровня, цели и задачи которой засекречены.

В 2010 году венесуэльское издание Analitica писало, что в период 2006-2010 Шейман был в Венесуэле по меньшей мере шесть раз. Белорусские СМИ охотно сообщали, что помощник президента по особым поручениям вместе с президентом Уго Чавесом обсуждали строительство жилых домов, поставку тракторов и новые планы по добыче нефти. Президент Чавес даже приглашал его в свою резиденцию в Баринасе.

В 2007 году было объявлено о заключении между Минском и Венесуэлой контракта на миллиард долларов по поставке «средств ПВО, бортовых систем создания помех системам ПВО и наведения ракет противника».

Уго Чавес начал делать миллиардные военные закупки еще в 2001 году — почти сразу после своего укрепления на посту президента. Но если автоматы Калашникова, танки и истребители Россия продает охотно и открыто, то с системами ПВО дело обстоит чуть сложнее. Официальные поставки ПВО недружественной Вашингтону стране, находящейся в непосредственной близости от границ США, лишили бы Кремль дипломатических аргументов при попытках воспрепятствовать развертыванию противоракетного щита НАТО в Европе. И хотя Венесуэла регулярно демонстрирует новые ракеты из России, Москва ни разу не признала поставок данного типа вооружений в эту страну, переводя стрелки на «неуправляемого белорусского диктатора».

Так, комментируя в 2010 году поставку в Венесуэлу систем ПВО Тор-М1, телеканал Russia Today утверждал, что они попали туда из Беларуси, якобы в обмен на венесуэльскую нефть.

Тем временем, проект поставок венесуэльской нефти в Беларусь вряд ли имел отношение к реальному товарообороту между двумя странами. Множество доказательств свидетельствует о том, что данные поставки служили лишь прикрытием для контрабандных сделок Беларуси с российскими нефтяниками. Известно также, что Уго Чавес получил от Минска и установки С-125 (они были сняты с вооружения белорусской армии после того, как на замену им из России поступили более мощные С-300).

Посредничество Минска имеет и еще одну выгоду — лично для чиновников российского ОПК. Ведь когда «Рособоронэкспорт» продает оружие третьим странам напрямую, вся выручка от продажи попадает в казну (по крайней мере, должна туда попадать). А когда сделка идет через Беларусь, «Рособоронэкспорт» продает военную технику не по рыночной цене, а практически по себестоимости. В рамках договора ОДКБ российские военные производители не имеют права брать с Минска большую цену, чем с вооруженных сил собственной страны.

Таким образом, при продаже российской военной техники третьим странам через Беларусь вся рыночная наценка достается не государственному российскому холдингу «Рособоронэкспорт», а компании Владимира Пефтиева «Белтехэкспорт», через которую Минск осуществляет оружейные сделки.

С кем конкретно делились сверхприбылями от спекуляции российским оружием, известно лишь участникам данного бизнеса. Можно только добавить, что такое сотрудничество длится уже не первый год, и жалоб с российской стороны пока не поступало.

Друг белорусского народа Рауль Рейес…

1 марта 2008 года на партизанской базе в Эквадоре спецназ МВД Колумбии провёл спецоперацию, в ходе которой были убиты 24 боевика, в том числе третья величина в иерархии FARC Луис Эдгар Девиа Сильва известный под именем Рауль Рейес – представитель интересов FARC за рубежом. Основным результатом операции было не столько уничтожение высокопоставленного командира колумбийских партизан, сколько захват архива Рейеса и его ноутбука.

В ноутбуке обнаружили письмо, в котором один из руководителей FARC сообщал Рейесу: «Наш белорусский друг продолжает работу над пакетом о путях к рынку, чтобы решить проблемы. 17 числа этого месяца в Каракас прибудет делегация высоких представителей от этого друга, чтобы уточнить список. Ангел просил, чтобы мы были здесь и лично договорились с делегацией».

Как считается, «Ангел» – это Уго Чавес, «Белорусский друг» — Виктор Шейман, который 17 февраля 2008 года действительно был в Каракасе.

…и его ноутбук

Итак, 1 марта находят ноутбук.

6 марта агенты Управления по борьбе с наркотиками США под видом колумбийских повстанцев заманивают одного из крупнейших нелегальных торговцев оружием, тесно связанного с Беларусью Виктора Бута в Бангкок, якобы для заключения сделки на поставку современного оружия, где его задерживает таиландская полиция.

12 марта американского посла в Беларуси Карен Стюарт отзывают для консультаций в Вашингтон. 13 марта в Минске случается скандал с группой «американских шпионов». После этого белорусские власти объявляют персонами нон-грата 10 сотрудников американского посольства и фактически разрывают дипотношения с США.

В ответ американский Конгресс начинает работу над «Актом об учете белорусских поставок вооружений», в котором содержится предписание Госдепартаменту ежегодно представлять парламентариям отчеты о белорусских поставках оружия.

По ссылке можно почитать подробное расследование того, как белорусские силовики занимались поставками приднестровского оружия боевикам FARC. И как полученные за него деньги отмывались под видом финских инвестиций в разработку месторождений бурого угля в Гомельской области.

Меняются направления товарных потоков, меняются характеристики товара, меняются торговые партнеры и финансовые посредники, но сущность белорусского режима остаётся неизменной. Проектов вроде «Торгэкспо», «Белой Руси» и «колумбийско-белорусского трафика» за годы лукашенковской стабильности накопилось великое множество. Но даже среди них есть один особый, на котором все нулевые держалось «белорусское экономическое чудо». Речь, разумеется, о российско-белорусском нефтяном офшоре.

(Продолжение следует)

Нести в массы: