Отвлекающая тема

В польском политическом лексиконе существует популярное выражение «temat zastępczy». На русский его можно приблизительно перевести как «отвлекающая тема». Каждый раз, когда в стране принимаются противоречивые и непопулярные законопроекты, в СМИ вбрасывается стандартный набор тем, неизменно вызывающих активную реакцию у населения. Например, полный запрет абортов, ближневосточные беженцы или сотрудничество того или иного политика с органами госбезопасности Польской Народной Республики. Умные люди прекрасно осведомлены, что если любая из этих тем входит в топ, значит надо немедленно проверить на месте ли кошелёк, после чего обратить свой пристальный взор на сейм – уж не пенсионный ли возраст они там собрались повышать. Снос Дворца культуры и науки в Варшаве – как раз одна из таких тем.

На прошлой неделе сразу несколько ведущих политиков, как по приказу, начали высказывать своё мнение на этот счёт. Министр культуры заявил, что снос сталинской высотки был бы отличным подарком для всех поляков по случаю столетия восстановления независимости страны, отмечаемого в следующем году. В таком же ключе высказались и министр внутренних дел, и министр развития, для которого снос дворца «многие годы является одним из самых сокровенных желаний». Замминистра обороны добавил, что военные сапёры с удовольствием возьмутся за дело, и что это были бы «отличные учения, прекрасная тренировка для наших солдат».

Пропагандистская машинка заработала на полную, и вот уже планы сноса Дворца культуры и науки обсуждают не только в самой Польше, но и на Западе, и в России. Проблема в том, что никакого сноса не будет.

Во-первых, с 2007 года здание находится в списке историко-культурного наследия, во-вторых, резко против выступают обычные поляки. На прошлой неделе по заказу Газеты Выборчей был проведён опрос об отношении жителей Варшавы к возможному сносу. 90% высказались против, причём 72% к идее сноса настроены резко негативно. Решительно за снос высказались только 5%. Похожих взглядов придерживаются и сторонники правящей партии. Среди них решительных сторонников сноса – всего 15%.

Дворец сложно снести ещё и по тому, что в нём располагается множество общественных заведений – четыре театра, кинотека, несколько высших школ, музеи, самый большой в стране конференц-зал и прочая, и прочая.

Но самое главное препятствие к сносу – вопрос собственности.

В 1945 году в Польше был принят т.н. «декрет Берута», согласно которому все земельные участки в административной границе Варшавы, находящиеся в частном владении, были национализированы. Это было сделано с целью скорейшего восстановления лежащего в руинах города. В других польских городах и на селе национализация не проводилась и люди преспокойно владели доходными домами и фермерскими хозяйствами в течении всех лет кровавого коммунистического террора.

Дворец культуры и науки среди руин послевоенной Варшавы

Именно из-за отсутствия национализации в ПНР, после падения коммунизма в 1989 году, Польша оказалась единственной страной соцлагеря, где не была проведена реприватизация. Такой необходимости попросту не было, поскольку везде всё и так было частное. За исключением Варшавы, где декрет Берута до сих пор остаётся в силе. При этом потомки довоенных владельцев после 1989 года получили возможность вернуть свои участки в судебном порядке, что вылилось в многолетние судебные тяжбы и появление особого варшавского феномена – реприватизационной мафии.

В период с 1990 по 2015 было удовлетворено более 4 тысяч исков на возвращение национализированных участков. А в случае невозможности возврата (например, на участке находится школа или другой общественный объект), варшавская мэрия выплатила более 300 млн долларов компенсаций.

В настоящий момент ведётся ещё около 8 тысяч аналогичных судебных процессов. Поскольку у многих потомков владельцев нет возможности и желания годами бороться за возвращение собственности, они продают свои права специальным людям – скупщикам исков. У тех имеются особые подвязки в мэрии, политических партиях и спецслужбах, благодаря чему процесс реприватизации значительно ускоряется.

Схема выглядит так: скупщик покупает у пожилых владельцев или их потомков право на данную собственность — квартиру, участок или дом в одном из национализированных в 1945 году районов Варшавы. Люди готовы продать это право за копейки по нескольким причинам: они пожилые, они наследники, которые живут далеко, и недвижимость в Варшаве им не нужна. Есть и те, кто продаёт право на собственность, заключив со скупщиком негласный договор, что получит прибыль, когда покупатель прав добьется возврата недвижимости у города. Без профессиональной помощи одному успешно пройти всю процедуру практически невозможно.

Таким образом, скупщик получает права на несколько объектов по всей Варшаве, несмотря на то что он не являлся ни довоенным владельцем, ни его родственником. Суммы сделок о продаже права на утраченную собственность редко превышают сотню-другую долларов. В то же время рыночная цена недвижимости, о праве на которую идет речь, составляет миллионы.

С помощью специализирующихся на реприватизации юристов и своих людей в мэрии, скупщики успешно получают от города право собственности на недвижимость и выживают людей из их квартир, резко повышая квартплату. Если это не помогает (жильцы либо соглашаются платить больше, либо перестают платить вообще, оспаривая решение в суде), скупщики призывают на помощь специально обученных людей – чистильщиков домов.

Марек Моссаковский — один из скупщиков исков, купивший за 20 долларов право на возврат дома, где жила Йоланта Бжеска

Самый резонансный случай варшавской «дикой реприватизации» связан с именем Йоланты Бжеской –пенсионерки, чья квартира в 2006 году перешла в частные руки. Новый владелец повысил квартплату, не скрывая, что его цель — избавиться от жителей, чтобы сдавать или продавать квартиры по рыночным ценам. Соседи действительно стали постепенно переезжать в другие квартиры, но не всем было куда. Оставшиеся были вынуждены терпеть запугивания, отключения воды, электричества или газа и растущие долги за неуплаченную квартплату.

Пани Йоланта категорически решила отстаивать свое право на жилплощадь. В 2007 году она создала «Варшавское объединение жильцов», чтобы с теми, кто оказался в похожей ситуации, бороться за свое жилье. Бжеска с того времени активно участвовала в протестах, приходила на заседания варшавской мэрии, оказывала юридическую помощь другим вытесняемым из квартир жильцам. Хотя она сама не была юристом, женщина делилась теми знаниями, которые получила в ходе судебных процессов с новыми владельцами своего дома.

Потихоньку Бжеска стала одним из самых узнаваемых персонажей среди тех, кто отстаивал права жильцов перед чистильщиками. Она привлекла к проблеме внимание журналистов и общественных деятелей и добилась определенных успехов: некоторым жильцам удалось победить в судах.

Правда, в собственном деле ее усилия не принесли желаемого результата. В начале 2011 года суд, после рассмотрения иска Бжеской, одобрил позицию скупщика о повышении квартплаты со 150 до 700 евро в месяц. Несмотря на это, активистка отказалась выселяться и продолжила борьбу.

В результате, от Йоланты Бжеской попросту избавились. 1 марта 2011 года в одном из лесных массивов под Варшавой был обнаружен её облитый нефтью и сожжённый труп. Виновных не нашли, уголовное дело в 2013 году было закрыто.

Но ненадолго. В 2016 году, после прихода к власти правых популистов из «Права и справедливости», следствие было возобновлено. Кроме того, в июне этого года была создана специальная комиссия, призванная расследовать скандальные эпизоды реприватизации и участие в ней чиновников мэрии во главе с президентом Варшавы – Ханной Гронкевич-Вальц, представляющей оппозиционную партию «Гражданская платформа».

В ходе расследования выяснилось, что один из участков граничащий с Дворцом культуры и науки был возвращён владельцу, умершему в 1949 году. Представитель владельца не скрывал, что действует от имени и по поручению 130-летнего Юзефа Павляка 1883 года рождения, но это не вызвало подозрений ни у чиновников, ни в суде.

В октябре председатель комиссии заявил, что некоторые адреса должны быть возвращены городу, для чего планируется обращение в прокуратуру. За последний год в рамках этого дела польским антикоррупционным бюро были задержаны восемь человек, в том числе чиновники варшавской мэрии. И это только начало.

Современная площадь Дефиляд, центральную часть которой занимает Дворец культуры и науки, до 1944 года была наиболее густо застроенной частью Варшавы, на которой располагалось около сотни домов. Десятки наследников и перекупщиков продолжают судиться за возвращение участков, рыночная стоимость которых составляет десятки миллионов долларов.

Центр Варшавы в 1934 году

То же самое место в 1944-м

И в 2015-м

Из-за того, что польские власти за 27 лет не смогли решить проблему «дикой реприватизации», невозможно не только снести Дворец культуры и науки, но и застроить окружающую его территорию, напоминающую скорее вокзал в послевоенном Сараево, чем главную площадь столицы 40-миллионной европейской страны.За годы независимости было множество идей и концепций, что сделать с площадью Дефиляд. И если снос сталинской высотки мало кто воспринимает всерьёз, то идея застройки окружающей её площади имеет множество сторонников в самых разных кругах.

Архитекторы предлагали десятки различных вариантов. От дубайско-казахстанских стеклянных монстров:

До вполне берлинских по духу симпатичных квартальчиков:

В настоящее время официально утверждён план застройки, предусматривающий строительство трёх небоскрёбов с западной стороны, театра и музея с восточной и ряда небольших офисных зданий с юга.

Правда, как оказалось, строительство небоскрёбов невозможно начать, поскольку земельные участки под ними являются объектом расследования реприватизационной комиссии – землю под один из небоскрёбов получил тот самый «130-летний Юзеф Павляк».

С юга нельзя ничего построить, потому что земля находится в собственности польских железных дорог, нежелающих сотрудничать ни с мэрией, ни с инвесторами. Какие-то подвижки есть только с восточной стороны, но и там всё пока что только на уровне планов.

Как ни смешно, но за 27 лет польской независимости, несмотря на множество громких деклараций, самым большим изменением на главной площади страны стала установка киоска с кебабом в виде правительственного самолёта. Таким образом владелец участка, Тадеуш Косс, пытается троллить варшавскую мэрию, которая в 2008 году вернула ему его землю, но запретила что-либо на ней строить.

Самолёт стоит до сих пор как немой упрёк и напоминание варшавским и польским властям – ломать не строить, и прежде чем самим создавать искусственные проблемы, всё же стоило бы вначале разобраться с уже существующими.

Использованы фотографии пользователей kafarek, pstrykacz, ixs с форума skyscrapercity

Нести в массы: