Предтеча из Лондона. 1

Плох тот мессия, которому не предшествует предтеча. Как мессия южноамериканской революции, Симон Боливар был самим совершенством. И предтеча у него был великолепный. 20 августа 1785 года лондонская газета «Политикл геральд» писала:

«Нам доподлинно известно, что в Лондоне находится в данный момент важный испано-американец, пользующийся доверием своих сограждан, который намерен завоевать себе славу освободителя родной страны. Это человек возвышенных идей и глубоких знаний, владеющий древними и современными языками, начитанный и имеющий большой жизненный опыт (…) Этот джентльмен, после того как он объехал все провинции Северной Америки, прибыл в Англию, которую он считает родиной свободы и школой политических наук (…) Мы преклоняемся перед его талантами, уважаем его достоинства и дружески желаем ему успеха в самом благородном деле, которому только может посвятить себя человек, — облагодетельствовать миллионы своих соотечественников даром свободы.»

Звали джентльмена, посвятившего себя облагодетельствованию миллионов соотечественников, Франсиско де Миранда.

Рождение предтечи.

Себастьян-Франсиско де Миранда-и-Родригес родился в Каракасе в 1750 году. Его отец, человек с очень смуглой кожей и не вполне ясного происхождения, был выходцем с Канарских островов, а мать — местной креолкой. Отец торговал какао, кофе и другими колониальными товарами. Он так разбогател, что сумел за деньги приобрести капитанский чин, дававший право на дворянство. Местная аристократия протестовала в Мадриде против включения в её ряды человека, которого она считала мулатом. Но деньги опять помогли Миранде-старшему, и в 1770 году король Карл III издал указ, запрещающий обсуждать происхождение или достоинства капитана Миранды.

На следующий год Миранда-младший закончил каракасский университет и направился в Испанию. Там он, в свою очередь, обзавёлся капитанским патентом (за 84 тысячи песо). И у него ещё остались средства на приобретение у королевского архивариуса генeалогии, свидетельствующей, что род де Миранда — древний и славный, давший королевству множество рыцарей, героев и святых. С этого момента Миранда стал пользоваться графским титулом и гербом с изображением  полуобнажённых  торсов христианских девственниц, спасённых из мавританского плена каким-то его предком.

Тут как раз подоспела война с Марокко, и наш герой в составе испанской армии уехал в Африку. Он два года провоевал с марокканцами, а на обратном пути посетил Гибралтар. Английский губернатор Гибралтара майoр Бойд оказал гостю тёплый приём. В его резиденции Миранда встретился с Джоном Тэрнбуллом, негоциантом и одним из крупнейших контрабандистов Карибского моря. Они вместе отпраздновали наступление нового, 1776 года. Тэрнбулл раскритиковал испанскую политику в колониях, подчернул, что англичане беспокоятся об их судьбе, пригласил Миранду в Лондон и заверил его, что там дышится свободнее, чем в Мадриде.

Такие встречи редко бывают случайными. Тэрнбулл был проверенным деловым партнёром Миранды-старшего.

Предтеча идёт в мир.

Между тем началась война за независимость английских колоний в Северной Америке. Предприятие было по преимуществу французским. В своё время я писал, в какие суммы обошлось Франции создание США. Испания, бывшая в то время союзницей Франции, тоже послала на помощь повстанцам экспедиционный корпус (около 8 тысяч человек). В составе этого корпуса был и Франсиско де Миранда. Он стал секретарём генерала Кахигаля, губернатора Кубы и своего покровителя.

Корреспонденция с Испанией, включая секретные донесения вице-королей и губернаторов о положении дел в колониях, шла через Кубу. Должность секретаря кубинского губернатора была для Миранды информационным кладом.

В 1781 г. десант под предводительством Кахигаля участвовал в штурме английской крепости Пенсакола во Флориде. После этой операции Миранда получил от Кахигаля чин подполковника и был направлен на Ямайку для организации обмена пленных. Обменял он их так, что против него было начато расследование. Появились и обвинения в контрабанде и передаче планов гаванской крепости англичанам.

В конце 1783 г. за шпионаж в пользу Великобритании Миранда был заочно приговорён к десяти годам каторги.

Сам он к тому времени покинул Кубу и на шлюпе американских контрабандистов добрался до Соединённых Штатов. Там героя взятия Пенсаколы приняли прекрасно. Миранда встречался с Вашингтоном, Джефферсоном, Адамсом, словом со всеми, с кем имело смысл встречаться в этой стране. Несколько лет спустя Миранда написал:

«В 1784 году в Нью-Йoрке родился современный план добиться независимости и свободы всего испано-американского континента с помощью Англии, которая тем более заинтересована в этом, ибо Испания первой подала пример, оказав поддержку английским колониям в их борьбе за независимость».

1 февраля 1785 года Миранда прибыл в Лондон. Старый знакомый Тэрнбулл свёл его со множеством влиятельных людей. Прогостив на острове несколько месяцев, Миранда отправился в четырёхлетнее путешествие по Европе. В Пруссии он наблюдал за военными меневрами, в Италии выдавал себя за американского полковника и искал встреч с иезуитами, в Турции купил новый паспорт у австрийского дипломата.

В России Миранда провёл почти год. Он не только ездил в одной карете с князем Потёмкиным, но и удостоился нескольких приёмов у Екатерины Великой. В России благородный дон носил форму испанского полковника. Испанский посол завалил русское правительство нотами протеста, подчёркивая, что Миранда — не полковник и не граф, а разжалованный капитан и беглый каторжник. Екатерина разрешила коллизию с царственным величием, пожаловав Миранде чин полковника Екатеринославского кирасирского полка.

Потом были Швеция (где за Мирандой следили, как за русским шпионом), Дания, Голландия, Швейцария. Своё турне наш герой завершил во Франции, куда прибыл с паспортом на имя ливонского дворянина Мерова, выданный ему графом Разумовским. В Париже у него закончились деньги, и раздобыть их в городе, где начиналась революция, не представлялось возможным.

В 1789 г. Миранда вернулся в Лондон.

Предтеча на острове.

Первая встреча Миранды с премьер-министром Великобритании Уильямом Питтом состоялась 14 февраля 1790 года и длилась около трёх часов. Впоследствии таких встреч было ещё много.

Миранда передал Питту проект конституции государства, которое он планировал создать в Южной Америке. Оно должно было называться Великой Колумбией и занимать территорию от Мексики до Аргентины. Главой государства должен был стать монарх с титулом инка. Законодательную власть осуществлял бы двухпалатный парламент. В верхней палате заседали бы лорды кацики, пожизненно назначаемые инкой, а нижнюю избирало бы население.

Миранда представил Питту и проект союзного договора Великой Колумбии с Великобританией. А также подробные записки об антииспанских мятежах в колониях, об этническом составе населения, о состоянии испанских колониальных войск и экономическом положении региона. Миранда составил даже список иезуитов, изгнанных из испанских колоний и готовых принять участие в борьбе с Испанией.

Необходимую помощь англичан он оценивал в 15 линейных кораблей и 12-15 тысяч солдат.

Ho на этом этапе карьеры он получил лишь пособие от британского правительства в сумме 300 фунтов в год. Видимо, это была стандартная сумма, тратившаяся британцами на южноамериканских революционеров. Например, в Лондоне в глубоком подполье жил бывший иезуит Хуан-Пабло Вискардо. Он тоже получал 300 фунтов. Этот Вискардо написал в Лондоне «Письма к американским испанцам», материал огромной пропагандистской силы. Но время, когда повстанцы будут вывешивать «Письма» Вискардо на двeрях костёлов, тогда  ещё не пришло.

Миранда несколько заскучал в Лондоне. Тут очень вовремя подоспел Талейран, дипломат революционной Франции. У французов были свои планы относительно испанских колоний, и Миранда мог им пригодиться. Талейран пригласил его во Францию. 23 марта 1792 года Миранда приехал в Париж.

(Окончание следует)

(Оригинал статьи)

21.09.2010

Нести в массы: