Тэги: История

Экваториальный диктатор

В 1979 году вооруженные силы Экваториальной Гвинеи произвели государственный переворот. К этому моменту в государстве не было ни единого человека, кто поддерживал бы президента. Сам диктатор жил за городом, где медленно впадал в маразм. Узнав о том, что военные едут его арестовывать, он бежал из резиденции, прихватив с собой весь золотовалютный запас страны. Большую часть денег он сжег, оставив себе лишь два увесистых чемодана. С ними он бежал в джунгли. Через две недели его все-таки арестовали. Чемоданы были пусты. Как оказалось, во время скитаний по джунглям, президент питался долларами. За четырнадцать дней он съел почти два миллиона долларов.



Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 5

Контуры новой эпохи стабильности и процветания начали вырисовываться в Беларуси в июле 1999 года. Тогда, через месяц после неудавшихся альтернативных выборов, состоялся очередной VI съезд БНФ. Ожидалось что-то в духе предыдущих съездов — пара речей, пара дежурных отчётов, видик, на котором прокрутят кассету с очередным выступлением Позняка, который призовёт своих адептов бороться так, чтобы земля горела под ногами оккупантов, выдвижение Позняка руководителем партии, избрание Позняка руководителем партии, а потом — фуршет!

Но в этот раз всё пошло не так — часть главарей, в частности, уже знакомые нам Сивчик и Ходыко попросту взбунтовалась и резонно заявила, что под руководством Зенона Станиславовича партия успешно растеряла всё что только можно растерять: доверие народа — рейтинг 5%, сеть активистов, уважение других политиков, международные связи, выборы и референдумы. Следующим шагом будет, видимо, утрата партии и партийного имущества — как раз начиналась перерегистрация партий, и БНФ под руководством Позняка имел все шансы пролететь.



Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 4

В январе 2000 года на территории Чечни был задержан член белорусского отделения РНЕ, бывший сотрудник спецподразделения «Алмаз» МВД Беларуси Валерий Игнатович. Его допрашивали сотрудники российских спецслужб, которым Игнатович рассказал, что он по указанию высших должностных лиц силовых министерств Беларуси выполняет специальное задание. Проведя 10 дней в СИЗО, Игнатович вышел на свободу и вернулся в Минск.

В этот же период в Чечне находился ещё один белорус, оператор ОРТ Дмитрий Завадский. В опубликованном 29 января интервью для «Белорусской деловой газеты» он рассказал, что слышал от коллег о задержании в Чечне человека, который служил в белорусском спецподразделении «Алмаз» и якобы воевал против федеральных войск России, но никаких имён не называл. Тем не менее, этим фактом воспользовался лидер белорусского РНЕ Глеб Самойлов, у которого с Игнатовичем был давний конфликт, и 21 марта 2000 года Игнотовича исключили из РНЕ.

На следующий день в одной из квартир в Минске по Партизанскому проспекту были зарезаны пять граждан Азербайджана. Нашлись свидетели, которые в тот вечер видели как четверо мужчин в камуфляже вышли из подъезда и сели в припаркованный неподалёку ВАЗ-2101 красного цвета с черной крышей. Бдительные бабульки даже запомнили и записали госномер – П34-57 МИ. После проверки выяснилось, что автомобиль принадлежал Игнатовичу. Однако ни Игнатович, ни кто-либо другой задержаны не были.



Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 3

С 1994 по 1996 годы Александр Лукашенко укреплял собственную власть в Беларуси – избавлялся от оппозиции, брал под контроль денежные потоки, распустил независимый от него парламент (который осмелился поставить вопрос об импичменте президенту) и назначил другой, во всем согласный. А в период с 1997 по 2000 годы Лукашенко при активной поддержке своего окружения разыгрывал самые различные комбинации, которые позволили бы ему каким-то образом взобраться на российский трон.

Лукашенко рисовал убедительную картинку Беларуси как страны, где работают заводы, где сохранены колхозы и совхозы, где нет олигархов и не было «обвальной приватизации», где сохранены бесплатные медицина и образование и где совсем нет безработицы. Среди его сторонников в Москве называли таких публичных политиков, как Геннадий Зюганов, Геннадий Селезнев, Евгений Примаков и Юрий Лужков.



Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 2

После победы на выборах молодые волки и остатки кебичевской команды получили посты, портфели и кабинеты. Разумеется, эти чудесные люди тут же рассыпались на кланы и группки и начали борьбу, интриги и провокации. Слишком много о себе понимавших Гончара, Булахова и Лебедько выкинули на мороз, а вершить делами стали «лиозненские» — курировавший всех силовиков Виктор Шейман, ответственный за аппарат Леонид Синицын и президентский кассир Иван Титенков. Команда Кебича (включая самого Кебича) пришла с повинной и тоже была прощена.

В декабре 1994, ровно через год после скандального антикоррупционного доклада депутата Лукашенко, бывший член его комиссии, депутат от БНФ Сергей Антончик решил повторить успех Александра Григорьевича. Ныне Антончик забыт, а тогда был довольно популярным деятелем, организатором независимых профсоюзов и вообще пытался быть эдаким белорусским Лехом Валенсой.

В своём антикоррупционном докладе депутат поинтересовался судьбой разоблачённых чиновников, а заодно успехами новых людей на почве борьбы с коррупцией. Как и следовало ожидать, чиновники где сидели, там и сидят, а Титенков и компания воруют гвозди не ящиками, а целыми вагонами. В докладе рассказывалось о связях ближайших соратников Лукашенко с криминалом и их нелегальных схемах обогащения. Премьер-министр Михаил Чигирь был обвинён в отмывании денег, руководитель администрации президента Леонид Синицын и шеф управделами президента Иван Титенков – в злоупотреблением служебными полномочиями.



Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 1

В Белорусской Советской Социалистической Республике ничего не предвещало перестройки или появления сепаратистских тенденций до самого конца 80-х. Как раз наоборот, так же как ГДР считалась витриной всего социализма, в масштабе СССР такой витриной была Белоруссия.

Советская Белоруссия была сборочным цехом Советского Союза, последним звеном его производственной цепочки. В послевоенные десятилетия в ней были с нуля построены многочисленные предприятия машиностроения, химической и электронной промышленности. Особенно выделялся в этом плане период с 1965 по 1980 год, кода должность первого секретаря ЦК компартии республики занимал последний высокопоставленный сталинист Пётр Машеров – «отец народа и настоящий хозяйственник». При нём в несколько раз вырос национальный доход, к 1980 году каждый райцентр имел те или иные современные промышленные предприятия, при этом не связанные с первичной переработкой или добычей полезных ископаемых, а занятые производством продуктов с высокой долей добавленной стоимости.

С именем Машерова связано создание мемориальных комплексов «Брестская крепость-герой» и «Хатынь», открытие Кургана Славы. За время его правления в Белоруссии был сформирован особый культ партизанской республики.



Чёрное золото России

Чёрную икру в Италии знали и любили со времён античности, когда в Средиземноморье еще не исчезли осетровые породы рыб. Позднее, в средние века генуэзские колонии итальянцев в Крыму покупали и отправляли на родину чёрную икру, привозимую татарскими купцами с нижнего течения Волги. После турецких завоеваний Константинополя и Крыма связи итальянских коммерсантов с Каспийским регионом прервались, но привычка венецианской, миланской и флорентийской аристократии к чёрной икре осталась.

Когда в середине XVI века царь Иван Грозный взял Казань, а потом и Астрахань, именно Россия оказалась единственным собственником этого чёрного деликатеса. Московский царь тут же ввёл государственную монополию на продажу волжской икры за границу.



Фуггерки

В 1521 году Якоб Фуггер, один из богатейших людей в истории, глава аугсбургского торгово-банкирского дома Фуггеров, крупнейший спонсор династии Габсбургов и европейский медный монополист создал в своём родном Аугсбурге комплекс социального жилья получивший название Фуггерай (квартал Фуггеров).

Концепция социального посёлка к тому времени была уже не нова. Такие поселения существовали и в Венеции, и в других городах Италии. Именно из Венеции, где Якоб Фуггер провёл свои ранние годы, и была позаимствована эта идея. Однако нигде, кроме Аугсбурга, такие поселения не сохранились до настоящего времени.



Ягодкин и Машеров – последние советские чиновники-сталинисты

Брежнев, придя к власти, взял курс на окончательное забвение сталинского наследства. Последние яркие проявления «реакционеров» — это разгон Ягодкиным «бульдозерной выставки» в 1974-м и антисемитская деятельность Бегуна и Кочетова под крылом белорусского секретаря Машерова. В итоге гонитель Ягодкин был снят со всех постов, а Машеров погиб в 1980-м в автоаварии.

Даже в культурной среде бытует мнение, что Брежнев остановил десталинизацию системы, начатую Хрущёвым. Напротив, Леонид Ильич поставил жирный крест на сталинском наследии, вычистив из Системы всех, кто хоть в малейшей степени симпатизировал Сталину.



Некоторые вопросы строительства египетских пирамид

В современной египтологии существуют два основных взгляда на технологию строительства пирамид в древнем Египте. Согласно первому, каменные блоки вырубались египтянами в карьерах из скального массива и затем оттаскивались на стройку развитого неолита. Согласно второму подходу, значительная часть каменных блоков была отлита по технологии «геополимерного бетона» из известняка непосредственно на месте строительства или рядом с ним.

Вкратце отметим, что египетские пирамиды (прежде всего, известные всему миру пирамиды Гизы) являются удивительными и уникальными сооружениями. Которые создало общество, живущее в самом настоящем каменном веке. Считается, что пирамиды Гизы были построены примерно в 2600 (2800) — 2200 годах до нашей эры (XXVI — XXIII века до н. э.) или 4600 — 4200 лет назад, соответственно. Как свидетельствуют археологи, у обитавших в то время в долине Нила людей основные орудия труда были каменными, и лишь небольшая часть из них была из мягкой меди. Медь древние египтяне добывали на Синайском полуострове в очень скромных объемах и это был достаточно дефицитный материал.