Тэги: Терроризм

Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 7

Очень важный источник пополнения президентского фонда — продажа оружия. БССР была едва ли не самой милитаризованной частью СССР. Беларусь от распродажи огромных военных арсеналов получила миллиарды долларов. Так, по информации из зарубежных источников, только в 2000 году страна от продажи оружия получила около 1 млрд долларов, что равнялось примерно 20% госбюджета. Причем эти оружейные сделки конца 90-х – начала 2000-х сопровождались постоянными скандалами: то продали США секретный противоракетный комплекс С-300, что вызвало возмущение в России; то толканули неисправные вертолеты Перу; также регулярно всплывала информация о продаже оружия вопреки международным санкциям (например, Ираку при Саддаме Хусейне).

Тот факт, что деньги от торговли оружием идут не в государственную казну, признал в 2007 году министр финансов Беларуси Николай Корбут, отвечая в парламенте на вопросы депутатов.



Что стоит и чего не стоит знать о Беларуси. 4

В январе 2000 года на территории Чечни был задержан член белорусского отделения РНЕ, бывший сотрудник спецподразделения «Алмаз» МВД Беларуси Валерий Игнатович. Его допрашивали сотрудники российских спецслужб, которым Игнатович рассказал, что он по указанию высших должностных лиц силовых министерств Беларуси выполняет специальное задание. Проведя 10 дней в СИЗО, Игнатович вышел на свободу и вернулся в Минск.

В этот же период в Чечне находился ещё один белорус, оператор ОРТ Дмитрий Завадский. В опубликованном 29 января интервью для «Белорусской деловой газеты» он рассказал, что слышал от коллег о задержании в Чечне человека, который служил в белорусском спецподразделении «Алмаз» и якобы воевал против федеральных войск России, но никаких имён не называл. Тем не менее, этим фактом воспользовался лидер белорусского РНЕ Глеб Самойлов, у которого с Игнатовичем был давний конфликт, и 21 марта 2000 года Игнотовича исключили из РНЕ.

На следующий день в одной из квартир в Минске по Партизанскому проспекту были зарезаны пять граждан Азербайджана. Нашлись свидетели, которые в тот вечер видели как четверо мужчин в камуфляже вышли из подъезда и сели в припаркованный неподалёку ВАЗ-2101 красного цвета с черной крышей. Бдительные бабульки даже запомнили и записали госномер – П34-57 МИ. После проверки выяснилось, что автомобиль принадлежал Игнатовичу. Однако ни Игнатович, ни кто-либо другой задержаны не были.



Миниатюрные дроны-убийцы

Небольшая иллюстрация того, о чём писал asterrot в начале октября. Возможные сценарии боевых действий будущего — это лишь небольшой фрагмент статьи. Сама она гораздо объёмнее и глубже. Про дроны автор пишет следующее:

«В ближайшие, от силы, 5 лет сложится новое поколение вооружений. Системы автоматизированной поддержки конструкторско-изобретательской деятельности создадут возможность конструирования новых типов вооружений в считанные дни и даже часы (путём комбинирования отдельных уже существующих технологий). Дни и часы займёт производство, модернизация и оснащение летальным оружием десятков тысяч дронов в глубоком тылу противника. Мини-платформы могут печататься на 3д-принтерах аутсорсерами, в т. ч. в автоматическом режиме, а вооружение распечатываться и монтироваться непосредственно «бандформированиями», костяк которых составят наёмники из транснациональных ЧВК.

<…>

Решающей силой Третьей Мировой будут уже не государства, а частные военные корпорации и мафии (такие, как ИГИЛ). готовые спрятаться за ширмой «каталонцев» или «хезболлы», «правосеков» или «ополчения ДНР». На деньги крупнейших промышленно-финансовых групп, связанных с новыми технологиями и спецслужбами. Ударной силой будут дроны, а наёмники нанесут удары по гражданским, как на ранних этапах войн в Сирии и Донбассе. Дроны будут печататься в непосредственной близости от атакуемых объектов, так что им не придётся преодолевать ПВО. В то время, как русские — или испанцы готовятся выигрывать суперсовременными, как им кажется, средствами войны образца 1930х, если вообще не 19го века».



Сущность терроризма

Изучая разведывательные документы различного уровня доступа, в том числе из Викиликс, первое, что бросается в глаза – это высокий уровень профессионализма американских военных, разведчиков и политиков относительно внутренней и внешней коммуникации. Подход к уровню конспирации весьма высок. Не существует единого документа, который бы установил прямую связь террористических организаций и США. Знаете, это похоже на мозайку. Для того, чтобы получить общую картину необходимо комбинировать тысячи и десятки тысяч элементов, искать взаимосвязи, ассоциации. Невероятно много подставных лиц и организаций, никогда не говорят прямо (много двусмысленности), превосходно имитируют и мимикрируют. Еще одна отличительная особенность американцев – они принципиально не документируют нанесенный ущерб, что на самом деле полностью логично. Кто в здравом уме будет собирать на себя компромат по военным преступлениям?

Какая либо официальная (подтвержденная) статистика разрушений и гибели мирных жителей в зоне американской оккупации отсутствует, как класс. Ее нет в принципе, ни в каком виде и ни на каких уровнях. Они попросту не ставят перед собой цели документирования нанесенного ущерба. Есть различные оценки сторонних служб, которые, как правило, отличаются низкой точностью и полнотой охвата.

Тем не менее работа со всеми этими документами позволит лучше понимать механику функционирования американской внешней политики и оборонной доктрины, осознавать их мотивацию, методы действий, организационную специфику, иерархию и глубину связей. С целью более достоверного предположения будущих направлений удара для эффективного парирования и контратаки. Это действительно важно.

Они не документируют собственные преступления, но проводят достаточно тщательный анализ террористической активности организаций.

Представлю три наиболее влиятельные на данный момент: Аль-Каида и все ее подразделения, ИГ и Талибан.



Исламское Государство Ирака и Леванта. 2

Будучи поначалу фактически иракским подразделением полумифической «Аль-Кайеды», ни в чем особо выдающемся она так и не была замечена. Все изменилось ближе к началу войны в Сирии. Внезапно в 2010 году в группировку массово влились профессиональные военные бывшей армии Саддама Хуссейна, крайне прохладно относящиеся не только к радикальной исламистской идеологии, но и к исламу вообще. Пренебрежительное отношение к обрядам, соблюдению внешнего вида истинного правоверного компенсировалось их опытом и знаниями. Практически сразу структура ИГИЛ претерпела изменения, были созданы ее военное крыло, центральное командование, финансовая и тыловая службы, развернута своя собственная мобилизационная система — военная машина заработала сразу и на всех оборотах. Одномоментное появление и возвышение военных, их ключевая роль в последующих событиях заставляет подозревать в этом внешнее воздействие. Скорее всего, так оно и было, особенно если учесть, что большинство военных находились в американских тюрьмах в Ираке и были выпущены как на заказ.



Исламское Государство Ирака и Леванта. 1

Один из лучших, на наш взгляд, аналитиков по Ближнему Востоку, Анатолий Несмиян, в своём блоге Эль-Мюрид регулярно и интересно пишет о регионе, в том числе, разумеется, и об Исламском Государстве. Блог Вайделота решил опубликовать компиляцию нескольких его статей, рассказывающих о возникновении и развитии этого феномена.

В 2003 году глава оккупационной администрации США в Ираке Пол Бремер издал приказ о дебаасизации. Формально этот приказ коснулся незначительной части членов бывшей правящей партии Баас — 2 тысячи человек были уволены с занимаемых ими постов, еще примерно 30 тысяч человек лишились перспектив карьерного роста. Однако на самом деле речь шла о тотальном изгнании всех членов Баас с любой государственной службы. Никаких гарантий безопасности американская оккупационная администрация не могла, да и не собиралась предлагать людям, которые одномоментно оказались выброшенными на дно жизни. Дополнительным фактором давления на членов Баас стали служить расправы, которые чинили с ними шиитские радикальные фанатики. Не с   казать, что явление было массовым, однако эксцессы, происходившие на улицах городов, фактически поставили баасистов перед необходимостью либо выживать и приспосабливаться, либо бороться и пытаться вернуть утраченное положение.